Мой любимый в тюрьме

 Мой любимый в тюрьме

Истории из жизни. Автор Egen Kurveeva. Мой любимый в тюрьме.

Однажды, вернувшись с работы домой, я обнаружила в почтовом ящике записку. Развернув ее, я узнала родной почерк … Миши. Он писал, что находится рядом со мной, в следственном изоляторе г.Белорецка и просил меня приехать к нему. Мое сердце сжалось от боли, Миша арестован.
На следующий день я поехала в Белорецк, нашла Сизо, в котором он находился, но меня к нему не пускали. Я долго объясняла дежурному офицеру, что я– бывшая жена Михаила и хочу видеть его, но офицер только смеялся надо мной, а я и понятия не имела о порядках и правилах Сизо. В конце концов я сообразила, что надо предложить деньги. Нам разрешили короткое свидание буквально на несколько минут.
Я увидела Мишу, годы изменили его. Передо мной стоял поседевший, взрослый мужчина с усталым видом, и только его голубые глаза по-прежнему излучали нежность и любовь. Миша сказал мне, что он уже второй раз арестован за кражу, и что скоро его отправят по этапу. Я успела сообщить ему, где работает сын, и обещала помочь. На прощанье сказала, что найду его, где бы он ни был, и буду писать и отправлять ему передачи, а Миша, улыбаясь ответил, что никогда во мне не сомневался.
На обратном пути, сидя за рулем своей машины, я плакала навзрыд и думала о том, как по-разному сложились наши жизни, что мы так глупо все растеряли, а в ушах звучал голос Миши: «Лилечка, единственная моя, прости…» Не заезжая домой, я поехала к сыну в Уфу, мне хотелось ему все рассказать. Я просила, нет, умоляла сына хоть чем-то помочь отцу, облегчить его участь, но Олег ничего мне не обещал. Я до сих пор не знаю, как удалось сыну сделать так, что Мишу отправили в тюрьму, находившуюся рядом с Уфой в деревне Шакша.
Я получила от Миши письмо с обратным адресом, оно было полное любви. Миша честно написал мне, как он жил, чем занимался, как стал вором. А в конце письма признался в том, что у него в жизни было очень много женщин, но никого из них он не любил так, как меня, писал, что я самая чистая и любимая женщина, на руках которой он хотел бы спокойно умереть. Миша просил у меня прощения за всю нашу несостоявшуюся жизнь и несбывшиеся мечты, он предлагал мне вместе воспитывать наших внуков и правнуков. Его слова и радовали, и пугали меня одновременно, пока я знала только одно, что я буду ему писать, постоянно отправлять передачи, буду приезжать на кратковременные свидания, буду поддерживать его все то время, пока он будет находиться в заключении. О том, что будет потом, думать пока не хотела…
Спустя полгода, я стала просить сына о встрече с Мишей, ведь по документам я не приходилась ему ни кем. Сын не отказал мне, а на свидание мы поехали с ним вместе. Когда привели Мишу, он долго смотрел на нас, а потом спросил: «Лилечка, кто это? Неужели Олег?» Перед ним стоял молодой, широкоплечий мужчина двухметрового роста. «Да,–ответила я,–это наш сын.» Мужчины обнялись, отец плакал на плече своего сына и шептал ему слова прощения, я только слышала обрывки фраз: «Прости меня, сынок…Нет прощения мне на этом свете…Люблю вас…Береги маму…»
Я отвернулась, сердце разрывалось на части. Эта встреча состоялась весной, а в июне Олегу исполнилось двадцать пять лет. На день рождения я подарила ему иномарку, не новую, но с небольшим пробегом. Теперь мой сын ездил на беленькой «Volvo» и был очень ей рад. Он опять учился, получал второе высшее образование, правда, уже заочно.

2 Comments
  • ольга
    Posted at 18:36h, 08 Сентябрь Ответить

    К сожалению, про тех, кто, действительно, нам дорог мы вспоминаем, когда нам очень плохо. Я бы не очень верила таким слезам стыда и раскаяния.

  • Анна Найденко
    Posted at 22:03h, 17 Сентябрь Ответить

    Написать можно все что угодно, к сожалению, а вот сказать в глаза — это уже совсем другое дело!
    Будьте осторожней!

Post A Comment

111